glaymore: (Default)
Попытался ознакомиться с творчеством популярного фантаста шестидесятых, польстившись на отзывы типа "интеллектуал", "поднимает острые социальные темы", и т.п. Остался в глубоком недоумении.

Завязка повести довольно любопытная - к середине 1980ых плановая экономика СССР, полностью автоматизированная, оказалась суперэффективной и обогнала Запад. Русские товары продаются очень дешево, американские не могут с ними конкурировать, Запад в стагнации! Но даже это не самое страшное, страшнее всего русские туристы, которые миллионами валят в Европу каждый год и это (каким-то неведомым образом) добивает экономику первого мира.

Запад в панике, что делать, как остановить проклятых русских? Умные люди находят гениальное решение - а давайте скормим русским пуританскую религию под видом новой американской модной штучки, от этого они перестанут брать отпуска, перестанут пить, станут работать 24/7... и это (каким-то неведомым образом) порушит их экономику!

Сказано - сделано! Пуританство нанесло советской экономике страшный удар, а также в корне пресекло вредоносный красный туризм. Причем даже хуже, в СССР начали приезжать десятки миллионов китайских туристов, и это (каким-то неведомым образом) добило Россию окончательно. Ура, ура, хеппи энд.

В общем, есть сильное подозрение, что у интеллектуального фантаста Мака Рейнольдса немного не все дома. Кроме того, интеллектуальный Мак Рейнольдс очень, очень плохо пишет. Не читайте его никогда.
glaymore: (Default)
В очередной раз пытаюсь осилить что-нибудь у Роулинг, и в очередной раз убеждаюсь, что Роулинг банально не умеет писать книги. Не дано.

Казалось бы, выбрана беспроигрышная детективная тема, частный сыщик расследует загадочную смерть супермодной манекенщицы, которую полиция пытается списать как самоубийство. Саспенс, накал страстей! Это вам не Гарри Поттер, тут есть где развернуться!

Но нет. В исполнении Роулинг детектив состоит в том, что частный сыщик по очереди навещает всех, кто как-либо был связан с погибшей, и с каждым размеренно общается по 10-15 страниц в формате "а расскажите мне про свою жизнь, работу и отношения с Лулой". По сути, вся книга - это 400 страниц занудных диалогов, из которых мы очень много узнаем о жизни различных супермоделей, наркоманов, модных дизайнеров, рок-звезд, геев, кинопродюсеров, юристов, психиатров и прочего лондонского бомонда. Все это непередаваемо скучно.

Кроме того, у Роулинг невыносимо суконный язык, как будто она не книгу пишет, а зачитывает отчет на всемирной конференции палеоботаников. Получается что-то наподобие Джейн Остин, только намного хуже, и еще она зачем-то разбавляет свою деревянную прозу дикими сравнениями типа "она поджала губы и ее рот стал похож на кошачью жопку". Казалось бы, за 15 лет Поттера можно было бы чему-то научиться, тупо руку набить?

В финале повествование более-менее оживает; без этого были бы твердые два балла, а так вроде книжка дотянула на слабенький трояк. Ну и линия отношений Страйка с невольно навязавшейся ему секретаршей довольно интересно выписана, это тоже плюс. Заслуженные три балла, Роулинг, зачет, иди с богом и не возвращайся.
glaymore: (Default)
Прекрасный образец НФ "новой волны". Крайне мизантропичная, крайне мрачная повесть про одиночество в космосе и про одиночество среди людей. И про безумие. Безумны политики, нагнетающие националистическую паранойю, безумны толпы, линчующие всех попавшихся под руку, безумны простые обыватели, задумавшие угнать прототип первого в мире звездолета и сбежать с гибнущей Земли на звезду Барнарда, безумен рассказчик. Особенно рассказчик.

Ранний Муркок at his best.
glaymore: (Default)
С Кунцем никогда не угадаешь, у него полно хороших книжек, но полно и проходных. Эта - проходная, несмотря на крайне обещающую завязку, где простого бармена из глубинки ни с того ни с сего начинает преследовать серийный убийца-психопат, но не с целью убить-замучать, а чисто чтобы превратить его жизнь в ад и довести до самоубийства.

Противостояние маньяка и жертвы описано очень круто, местами дыхание перевести забываешь, чувствуется рука мастера. Но всю книгу читателю старательно намекают, что безумному поведению преступника (а он постоянно вытворяет разные дикие штуки, на первый взгляд абсолютно бессмысленные, например, приглашает жертву к себе домой, поговорить за жизнь) есть какое-то объяснение, и жертву он выбрал по какой-то своей скрытой причине, и какие-то свои цели преследует. Так вот, никакого объяснения нет, логики нет, целей у маньяка нет, он просто вытворяет разные невменяемые штуки, потому что он маньяк.

Опять же, всю книгу ждешь, что безумные персонажи (официантка, читающая будущее по тушкам сбитых животных на шоссе, дальнобойщики, обсуждающие между собой новости генинженерии) получат какое-то объяснение. Но нет, они просто появляются в сюжете чисто for the hell of it, никакой роли не играют и исчезают в никуда.

Дурной и притянутый за уши финал окончательно все портит. Заслуженные три балла. Кунцевский The Husband, написанный практически одновременно с Velocity, понравился куда больше.
glaymore: (Default)
Оказывается, первый перевод "Витязя в тигровой шкуре" - это не Бальмонт, как я всегда считал. Поэму впервые перевели англичане, еще во второй половине 19 века (!), а наши узнали про существование такого малоизвестного чувака Руставели вообще случайно, уже в годы первой мировой, ИМЕННО БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ ПЕРЕВОДУ, который попался на глаза Бальмонту во время отдыха на Канарах.

«Я впервые узнал Руставели в океанском просторе, невдали от Канарских островов, на английском корабле, носившим имя красиво-мудрой богини Афины, где я познакомился с Оливером Уордропом, который дал мне прочесть находившийся при нем в корректурах английский перевод «Барсовой шкуры», сделанный с великой любовью его сестрой, Марджори Скотт Уордроп ... Вернувшись в Россию, я посетил Грузию и, ободряемый в трудной задаче грузинскими друзьями, приступил к подробному изучению великой поэмы Руставели».


Т.е. если бы не фанатичная английская аристократка, одержимая грузинской культурой, про Руставели в России вообще никто бы никогда не узнал.
Обалдеть.
glaymore: (Default)
Книги как люди, одни стареют красиво и с чувством собственного достоинства, а другие с годами превращаются в отвратительных скособоченных уродцев. "Зловещий барьер", увы, из второй категории.

В 1939 году этим романом наверняка зачитывались - это же был крутейший фантастический боевик! Тут и операции спецслужб, и загадки науки, и мировые войны, и инопланетные захватчики, и юмор, и романтическая линия. Сама идея, что человечеством, как стадом бараном, с древних времён управляют невидимые энергетические существа, явно взрывала мозг довоенному читателю, непривычному к масштабным "мысленным экспериментам" современной НФ.

А сегодня открываешь книжку, и с трудом продираешься сквозь корявый язык, и видишь, что персонажи деревянные, и шутки натужные, и любовная линия ощущается как сплошной непрекращающийся фейспалм. Ситуация в точности как с "Тайной двух океанов" Адамова - все идеи, образы, сюжетные ходы очень зачётные, но написано так плохо и заскорузло, что невозможно читать.

При всей личной любви к Эрику Расселлу, данный роман рекомендовать никак не могу.
glaymore: (Default)
16. Книга для любимого человека.

Не уверен, что правильно понимаю, о чем тут речь, но рискну предположить, что речь о книгах "про любовь и отношения", причем, понятно, книгах добрых, без цинизма и негатива. Если бы с цинизмом и негативом, то без всяких раздумий посоветовал бы рассказы Мопассана! :) А так пришлось немного даже поломать голову...

Ну пускай будет "Пена дней" Виана, что ли. Думаю, всякий любимый человек ее оценит.

17. Книжка, которая сумела рассмешить.

Чорт, "Пену дней" нельзя называть второй раз подряд, обидно - а ведь идеально вписалась бы в категорию.

Вообще в мире не очень много литературы, которой удается вызвать искреннюю улыбку, не говоря уж про смех. Выбирать по сути не из чего. В скудной номинации уверенно побеждает Юрий Коваль, который каждой книгой, каждой страницей, каждой строкой ухитрялся и рассмешить до слез, и зачастую заставлял задуматься о разном. Гений есть гений, такие рождаются раз в поколение.

Значит, Коваль, "Самая легкая лодка в мире".

– Ищущие бамбук следуют за мной, – сказал милиционер-художник в сретенское пространство, оборотился спиной и направил свои валенки в переулок. Он шагал быстро, рассекая метель, взрывая сугробы. .. В первой половине его фразы чувствовался художник, а уж во второй – милиционер.


18. Толстый томище.

Ничего, если сразу восемь толстых томищ? Спасибо.

"Тысяча и одна ночь", фундаментальный труд народного разума, вобравший в себя сотни арабских легенд, плутовских похождений, героических сказаний и авантюрных историй. Сказки Шехерезады за один присест не прочесть, да и не нужно, это книга из тех, что читается годами, а возможно, и всю жизнь.

Кстати, пользуясь случаем, хочу передать привет Ричарду Фрэнсису Бартону, великому вольнодумцу, наплевавшему на викторианскую мораль и впервые в истории выпустившему полный перевод "1001 ночи" безо всяких цензурных купюр.

19. Когда я далеко от дома, эта книга напоминает мне про дом.

Мой дом называется "СССР". Поэтому тут без вариантов - Аркадий Гайдар. Не хочу сейчас касаться аспектов его личной жизни, но вот как писатель он всегда умел с удивительной простотой и точностью передать всё хорошее и ПРАВИЛЬНОЕ, что было в тогдашней жизни.

У Гайдара все рассказы и повести замечательные, но если уж надо назвать что-то одно, то пускай будет "Голубая чашка" (но "Чук и Гек" практически не уступает, да и фильм 1952 года, кстати, тоже прекрасный).

— Ну что?! — забирая с собой сонного котёнка, спросила меня хитрая Светланка. — А разве теперь у нас жизнь плохая?
Поднялись и мы.
Золотая луна сияла над нашим садом.
Прогремел на север далёкий поезд.
Прогудел и скрылся в тучах полуночный лётчик.
— А жизнь, товарищи… была совсем хорошая.


20. Книга, действие которой происходит там, где я живу.

В Москве разворачиваются события такого огромного числа известных книг, что тут даже трудно что-то выбрать. Тут вам и "Мастер и Маргарита", и "12 стульев", и "Собачье сердце", и "Дом на набережной"...

Но по чистой концентрации художественной ценности на страницу текста их всех опережает "Горе от ума". Грибоедов - это был наш отечественный Шекспир, без всякого преувеличения говорю. Очень жаль, что так рано и так нелепо погиб, ничего не успев. Если кто будет в Тбилиси, не пожалейте час времени, поднимитесь на Мтацминду, там стоит церквушка, при ней крохотный грот, в гроте могила Грибоедова и Чавчавадзе. Положите цветы, он заслужил.

P.S. В качестве бонуса - маленький гид по московским местам, описанным в известных книгах.
glaymore: (Default)
11. Рождественская классика.

Наверное, буду неоригинален, но это безусловно "Ночь перед Рождеством", милая и жуткая рождественская фантасмагория, несомненно имевшая место в гоголевской йокнапатофе, более известной под названием Диканька. В ночном небе кружатся ведьмы, чорт лезет в мешок, красавица требует золотые черевички, кузнец малюет на церковной стене картины страшного суда, пацюк оказывается немного сродни чорту, а любовь побеждает всё. Рудый Панек плохого не посоветует!

12. Стихи.

В стихах, честно скажу, не силён. Для меня есть Маяковский, Гумилев и Теннисон, все остальные поэты - примерно шестая производная от этих троих.

Вот раз.

I sometimes hold it half a sin
To put in words the grief I feel;
For words, like Nature, half reveal
And half conceal the Soul within.


Вот два.

Allo! Кто говорит?
Мама?
Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама! У него пожар сердца.
Скажите сестрам, Люде и Оле,—
ему уже некуда деться.

Каждое слово,
даже шутка,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасывается, как голая проститутка
из горящего
публичного
дома.


И вот три.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.


13. Книга, умещающаяся в рождественском подарочном носке (stocking filler).

Тут вообще не уверен, что правильно понял смысл заголовка... Но если говорить про малоформатные издания, то, без сомнения, на память тут же приходят старые серии "Научная фантастика" (Мир) и "Библиотека советской фантастики" (Молодая гвардия). На этих мягких книжечках карманного формата выросло, наверное, не одно поколение советских подростков. Там издавался и Азимов, и Булычев, и Лем, и Павлов, и Гансовский, и Шекли, и Пухов, и Прист, и многие-многие другие. Долбаный цензурный фильтр долбаного политбюро, конечно, проходили не все достойные авторы - но очень, очень многие. К сожалению, не знаю поименно, кто драйвил издание этих серий, но эти люди делали великое дело, которое осталось в поколениях.

14. Школьное чтение.

Со вкусами современных школьников знаком очень плохо, увы. Тем не менее рискну от балды предположить, что многим нынешним подросткам очень понравился бы "Тихий Дон" - он и про войну, и про любовь, и про историю страны, и в модном сериальном формате (начинай читать откуда хочешь, бросай где надоело), и просто отличная, легко усвояемая, литература.

15. Обложка любимого цвета.

Честно говоря, эта номинация ввергла меня в полное недоумение, т.к. никаким "любимым цветам", "любимым именам", "любимым породам котят" и прочей фейсбучной ерунде не подвержен.

Впрочем, тут можно, так сказать, взять более общий ракурс и поговорить об обложках, которые врезались в память с детства и имеют определенную ностальгическую ценность. В этой категории, пожалуй, побеждает вот кто:



Это, можно сказать, фундамент и базис :)
glaymore: (Default)
Итак, продолжим.

6. Книга, которую должен прочесть каждый.

"Оказание первой медицинской помощи больным и раненым". Все остальные книги в мире, даже самые хорошие, опциональны к прочтению, эта - обязательна.

7. Любимая детская книга.

Заходеровский "Винни-Пух". Хороших книг в детстве было бессчетно, от "Мухи-цокотухи" до "Эмиля из Леннеберги", но приключения неунывающего плюшевого медведя - это что-то отдельное, оставшееся на всю жизнь. Хотя, конечно, наполовину это заслуга Хитруковского мультика, без него было бы совсем не то.

8. Самый детективный детектив.

Ну тут трудно назвать что-то одно... классический детектив про запертую комнату - это Кристи, Сэйерс и Марш; полицейские будни - Адамов, Макбейн, Валё; похождения крутого сыщика - Блок, Хэммет; криминальный роман - Чейз, Вестлейк; и так далее, до бесконечности. Чтобы никому не было обидно, пускай уж будет "Знак четырех" Конан Дойля, классика не стареет.

9. Судим книгу по обложке.

Лучшая обложка из всех виденных в жизни - это "Челюсти" Бенчли.



Абсолютно гениальный постер, просто мороз по коже всякий раз, когда вижу.

Кстати, буквально на днях наткнулся на занятную статью про любителей, рисующих альтернативные обложки для известных книг, там много занятного. Отдельные обложки - просто шедевры минимализма, например, Watership Down.

10. Последняя купленная книга.

Бумажные издания давно уже не приобретаю, так что на вопрос ответить очень легко - достаточно заглянуть в историю покупок на амазоне. Это Sunglasses After Dark by Nancy A. Collins, отличный хардбойлед детектив, в роли сыщика - крутая вампирша в темных очках и кожаной куртке. По счастью, книга написана еще в 80ые и не имеет ничего общего с нынешней "вампирской" бней, смело можно читать.
glaymore: (Default)
С месячным опозданием присоединяюсь.



1. Лучшая первая фраза.

Долго разрывался между Достоевским, Гибсоном, Кизом и Мелвиллом, но победил все-таки Диккенс.

"Это было лучшее из времен, это было худшее из времен; это был век мудрости, это был век глупости; это была эпоха веры, это была эпоха безверия; это были годы света, это были годы мрака; это была весна наших надежд, это была зима нашего отчаяния; у нас было все впереди, у нас не было впереди ничего"

2. Последняя прочитанная книга.

"Трагедии" Эсхила. Великий драматург, безусловно. Эсхил в одно лицо фактически создал театр в его современном виде - до него на сцене был только хор и эпизодически один актер, и все пьесы представляли собой статичный набор рассуждений "от автора", изредка перемежающийся монологами актера. Эсхил же вывел на сцену несколько актеров, что сделало возможным диалоги и развитие сюжета через общение героев. Революция в жанре.

3. Хороший рождественский подарок.

(к рождеству равнодушен, поэтому заменим на "новогодний подарок")

Тут, пожалуй, немного обману систему и назову не книги, а журналы. Замечательно было бы найти под новогодней ёлкой "Науку и жизнь", старые выпуски 1950ых годов и ранее. К "НиЖ" у меня особо трепетное отношение, в доме ее начали выписывать примерно с середины 1960ых, так что я фактически вырос на этом журнале. Сейчас его читать практически невозможно, то на "сталин был сатанист, все беды от него" наткнешься, то на "божественные чудеса космоса не предназначены для человеческого понимания". Вакханалия православного мракобесия. А вот старые номера - это праздник, только их фиг где найдешь.

4. Книга, которую хорошо читать холодным вечером.

"Хоббит". Однозначно "Хоббит". И обязательно с классическими советскими ч/б иллюстрациями в духе скандинавских саг, где Бильбо удивительно похож на актера Леонова.

5. Самая британская книга.

Еще один нелегкий выбор... Кристи, Честертон, Вудхаус... Нет, пожалуй, пусть будет Киплинг (даже лучше Диккенс, но Диккенс уже был). Всё-таки Британская империя - это не милые старушки, пьющие файв-о-клок чай в пасторальном пейзаже, а жесткие парни, чье детство прошло в аду частных школ из "Сталки и компания", а юность - в колониальных войсках из "Казарменных баллад".
glaymore: (Default)
В западных демократиях многие недовольны тем, что статуэтка, выдающаяся победителям премии World Fantasy Award, похожа на писателя Лавкрафта, неполиткорректного расиста и гнусняка.



Предлагают новый дизайн статуэтки, похожий на писательницу Батлер, чернокожую лесбиянку.
http://www.change.org/petitions/the-world-fantasy-award-make-octavia-butler-the-wfa-statue-instead-of-lovecraft

Наверное, в этом есть какая-то мораль.
glaymore: (Default)
К новой, пятой редакции "Подземелий и драконов" прилагается отличный список рекомендуемого чтения, который покрывает практически всё стоящее в жанре приключенческой фентези и сайенс-фентези от сотворения мира и до наших дней (реально до наших дней, даже Джемисин и Ротфусс включены).

Список )

Впечатлен. Список явно составляли люди, которые этот жанр искренне любят и хорошо разбираются. Придраться практически не к чему. Разве что Пик со своим "Горменгастом" тут не совсем понятно что делает, но это уже придирки.

Думаю, всем интересующимся жанром полезно будет ознакомиться.
glaymore: (Default)
Амазон тут революцию в индустрии произвел.
Называется Kindle unlimited.
Подписка на сервис стоит $9.99 в месяц, позволяет читать любые киндловые книжки, неограниченно (но не более 10 штук одновременно).
Толково придумано.
glaymore: (Default)
Детские книжки по большому счету делятся на две категории.

Бывают универсальные, которые с удовольствием читаешь в любом возрасте.
А бывают однозарядные - их надо читать строго в том возрасте, для которого они предназначены. Чуть раньше - еще толком не понятно, чуть позже - уже неинтересно.

Еще бывают такие, которые вообще ни в каком возрасте читать не надо, но мы про них тут не будем.

Аксеновский "дедушка", увы, относится ко второй категории. Исключительно политкорректная история про исключительно правильного советского пионера, который путешествует по тропическим островам, знакомится с экзотическими обычаями малых народностей, и в итоге попадает в самую середку империалистического заговора против неразвитых, но добрых туземцев. Воспоследуют различные приключения, погони и интриги. Чтобы читатель не заскучал, в книжку также добавлены говорящие животные и прочая волшебная колбаса. Ситуация усугубляется еще и тем, что автор то и дело порывается смешно шутить (как Аксенов умеет шутить, думаю, объяснять не надо).

Разумеется, в финале все планы проклятых буржуев будут сорваны, советская мирная политика во всем мире восторжествует, и пионер Геннадий Стратофонтов с почетом и славой вернется на Родину.

В общем, это абсолютно проходная агитсказка, которую стоит читать только в одном случае - если вы ученик советской средней школы и на календаре у вас примерно 1975, ну на крайний случай 1980, год. Если вы в эту категорию не попадаете, то лучше будет перечитать "Коллег" или "Звездный билет", ну и пролить скупую слезу над скоропостижной смертью аксеновского таланта.
glaymore: (Default)
Писатель Березин беспристрастно сообщает о зверствах Правого Сектора:
"Вырезали всех мужиков. Резали живьем. Отрезали руки, ноги. Потом голову.
Женщин не резали - насиловали. Да и ныне продолжают, в паузе между боями."

Писатель Лукьяненко, как обычно, взывает к Вождю:
"Не надо больше разговоров. Давить надо гадину. Какими способами и методами - не мне решать. Но давить ее надо начисто, безжалостно, без эмоций и колебаний. Не жалейте их больше, мой фюрер президент. Не стоят они того..."

Писатель Вершинин мечтает о будущем Киева:
"прокаженный город станет пеплом, весь, до последнего дома, как Сеул-1952, ставший пеплом без всякого ЯО ... И вот когда это случится, - а это случится, - дай Бог, чтобы в этом пепле было как можно больше органики."

И сожалеет, что пока "полоснуть по горластым бабам от бедра почему-то не разрешают".

А писатель Лазарчук был более деликатен и просто сочинил остроумный анекдот:
"Когда Джейн Псаки была маленькой, старый дядюшка предложил ей конфетку, если девочка ответит на вопрос: какой она хочет быть - умной или красивой? Джейн впала в ступор и не выходит из него до сих пор."

Есть еще вопросы на тему "почему у нас такая литература"?
glaymore: (Default)
Единственный в мире писатель, заставивший меня плакать.

Если у вас будет возможность положите пожалуста немножко цветов на могилу Элджернона которая на заднем дворе
glaymore: (Default)
Почитав обсуждение Лазарчуковского анти-пиратского выступления в ряде жж, с изумлением обнаружил, что основной хор голосов кричит - "да кто такой этот лазарчук, впервые слышим, небось очередной графоман, так ему и надо".

По итогам обсуждения могу сказать одно - новый русский фантаст 2010ых и современный ему новый русский читатель абсолютно достойны друг друга.
Горите в аду, суки, оба.

P.S. Кто в теме, купите у Андрея Геннадьевича чего-нибудь, ему сейчас это не лишнее, он заслужил.
glaymore: (Default)
Внезапно пробило на документальное чтиво, биографии и научпоп. В частности, попалась в руки занимательная книжка про то, как после 9/11 американские спецслужбы в приступе паники принялись наводнять все мусульманские комьюнити в США своими информаторами, и что из этого вышло.

В ходе масштабной засекреченной операции органам удалось составить подробнейшие досье на тысячи "потенциальных арабских террористов", со скрытой видеосъемкой и подробными отчетами об их религизоных и политических убеждениях.

Ни одного террориста обнаружить не удалось.

Когда же в стране появился настоящий взрывник, ФБР выявила его по чистой случайности, благодаря старому доброму мониторингу Интернет-переписки по ключевым словам (оказывается, арабские террористы, обсуждая между собой теракты, традиционно используют выражения типа "свадьба" или "праздник", на чем многие и погорели).

Процесс слежки и устранения подрывника описан во всех подробностях, крайне напряженная и закрученная интрига, практически как в сериале "24" - но основная ценность книги не в нем.

Это исключительно познавательное чтение в плане "мы тут такие сидим в разумной уверенности, что страной управляют умные люди, ну ладно, может, не очень умные, но уж явно не полные профнепригодные болваны - а на самом-то деле..." Причем этот бардак имеет место в относительно благополучных США, а что тогда творится в нашей родной полиции и госбезопасности, вообще подумать страшно :)

В общем, всем рекомендую к ознакомлению.
glaymore: (Default)
Он был последний из той старой гвардии Золотого века.
Таких больше нет.
Есть и хорошие, и гениальные писатели, но - не такие.
Эпоха ушла.
Помянем.
glaymore: (Default)
Старый ник по идее должен сохранить работоспособность, но надежнее заходить через новый, glaymore.livejournal.com.

Profile

glaymore: (Default)
glaymore

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29 3031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:54 am
Powered by Dreamwidth Studios