glaymore: (Default)
Искандер войдет в историю не тем, что он был хороший писатель - хороших и гениальных писателей у нас, слава богу, сотни.

Искандер запомнится как последний большой писатель национальных республик. Советская власть подарила братским народам голос, но те отказались от подарка. Сегодня грузинские и армянские авторы еще пишут книги понемногу - за что им огромное спасибо! - а Средняя Азия и все малые народности замолчали насовсем :(
glaymore: (Default)
Единственный в мире писатель, заставивший меня плакать.

Если у вас будет возможность положите пожалуста немножко цветов на могилу Элджернона которая на заднем дворе
glaymore: (Default)
Он был последний из той старой гвардии Золотого века.
Таких больше нет.
Есть и хорошие, и гениальные писатели, но - не такие.
Эпоха ушла.
Помянем.
glaymore: (Default)
— Я отвечаю на три вопроса, — сообщил прорицатель. — За двадцать терций я формулирую ответ кратким и ясным языком. За десять ты получишь совет, полный незнакомых слов и двусмысленностей, за пять я расскажу притчу, которую тебе придется истолковать по собственному разумению. А за одну терцию я произнесу речь на неведомом языке.
— Для начала хотелось бы узнать, насколько глубоки ваши знания.
— Я знаю все, — гордо отвечал прорицатель. — Секреты красного и секреты черного, забытые заклятия Великого Мотолама, законы рыб и голоса птиц.
— И где же вы всему научились?
— Путем умозаключений, — пояснил прорицатель.


Вэнс, один из величайших стилистов и язвительнейших сатириков нашего времени, никогда не относился к своим книгам серьезно и при любом удобном случае подчеркивал, что плотницкое ремесло ему удавалась намного лучше.

Если так, то страшно даже представить, какие тумбочки и табуреты сходили с его верстака в молодости!

Вечная память.
glaymore: (Default)
http://friends.banksophilia.com/
Рак, обширные метастазы, неоперабельно, шансы успеха химиотерапии ничтожные, врачи дают от нескольких месяцев до года.
Дописывает последний роман, и всё.
Очень жаль.
glaymore: (Default)
Посмотрел с утра в календарь и ахнул - сегодня, оказывается, пять лет со дня смерти Егора нашего Летова.

А ведь было чувство АБСОЛЮТНОЙ УВЕРЕННОСТИ, что два года прошло. Ну, может, три, но это уже маловероятно. Пять? Да ну что вы, совершенно невозможно.

Нутром чуя подвох, полез листать старые архивные записи.
Ан нет, все честно, без обмана, 19.02.2008 19:57, "Егор Летов (1964 - 2008)".

Вот так мы в очередной раз убеждаемся, что в жизни никому нельзя верить - даже своей памяти. Особенно своей памяти. Можно верить только документам, да и то не всем.

Ну и, чтобы два раза не вставать, помянем.
glaymore: (Default)
Будущее создается тобой, но не для тебя.
Вечная память.
glaymore: (Default)
Хороший всё же был мужик, Гаррисон.

Много пурги писал, конечно, но и правильными книжками отметился неоднократно.

"Подвиньтесь, подвиньтесь!" вообще с ходу можно заносить в платиновый фонд 20 века, мощнейшая экологическая дистопия.

О похождениях незадачливых героев "Машины времени Техниколор" до сих пор нельзя читать без улыбки.

Суровый джеклондонский мужик Ясон динАльт стал ролевым примером для пары поколений советских пацанов.

Герой галактики Билл рассказал нам, что на самом деле стоит за словами "армия" и "политика".

"Эдем", "Молот и крест" - прекрасные, умные, глубокие альтернативки.

Печальные "Улицы Ашкелона" - наверное, один из лучших рассказов в мире на тему "религия и наука", а "Абсолютное оружие" - маленький антивоенный шедевр.

А что Дедушка много мусора писал - так это дело житейское, с кем не бывает. Простим, чего уж.

Вечная память.
glaymore: (Default)
Очень жаль. Старикан, наверное, единственный из всех иллюстраторов ЧУВСТВОВАЛ Конана.
Вот никто больше так не умел. )

Ну ладно, теперь уж некому возмущаться при виде гавайского дохляка в Новом Летнем Блокбастере.
glaymore: (Default)
Я хожу по городу длинный и худой,
Неуравновешенный, очень молодой.

Ростом удивленные среди бела дня,
Мальчики и девочки смотрят на меня...

На трамвайных поручнях граждане висят,
"Мясо, рыба, овощи" - вывески гласят.

Я вхожу в кондитерскую, выбиваю чек,
Мне дает пирожное белый человек.

Я беру пирожное и гляжу на крем,
На глазах у публики с аппетитом ем.

Ем и грустно думаю: "Через 30 лет
Покупать пирожные буду или нет?

Повезут по городу очень длинный гроб,
Люди роста среднего скажут: "Он усоп!"

Он в среде покойников вынужден лежать,
Он лишен возможности воздухом дышать,

Пользоваться транспортом, надевать пальто,
Книжки перечитывать автора Барто.

Собственные опусы где-то издавать,
В урны и плевательницы вежливо плевать,

Посещать Чуковского, автора поэм,
С дочкой Кончаловского, нравящейся всем.

Я прошу товарищей среди бела дня
С большим уважением хоронить меня.

Сергей Михалков, 1937 год
glaymore: (Default)
Где-то очень далеко, на берегу бесконечной Реки, из каменного грааля с треском вырвалось голубое электрическое пламя.
glaymore: (Default)
За последние 30 дней - Летов, Гигакс, Кларк. Такими темпами скоро некого хоронить будет. Горшочек, не вари уже.
glaymore: (Default)
Только что узнал. Не знаю даже что и сказать. Не знаю, что вообще можно говорить, когда человек был рядом с тобой c детства, каждый день, вместе с тобой хулиганил, вместе с тобой радовался, учил тебя жизни, чему-то новому, каждый день - а теперь его вдруг нет, и это насовсем.

"Когда я умер, не было никого, кто бы это опроверг".

Не то.

"Обосраться и не жить".

Ближе, но не то.

А, вот.

У меня засохла кишка
У меня опустела башка
Я закрючил свои мозги
Я торчу от дурной тоски
Я руками залез в говно
Я сломаю свое окно
Я хочу умереть молодым

Я устал выгонять себя вон
Я устал слушать траурный звон
Я устал сторожить кресты
Я устал получать пизды
Я рыдаю от ваших речей
Я желаю стать стаей грачей
Я хочу умереть молодым

Ну, вечная память.
glaymore: (Default)
Про обоих узнал с месячным запозданием; про обоих не знаю что и сказать.

Саберхаген был не бог весть какой писатель - но он первый из известных мне, кто предложил настолько логичное и беспощадное решение для парадокса Ферми. За одно это уже заслуживает уважения.

Про Ланье не могу сказать и того - откровенно проходной автор. Но с другой стороны, его Иеро немало развлёк меня в отроческие годы, заставил задуматься о некоторых вещах, и даже в определённой степени степени послужил ролевой моделью (да, это смешно, я в курсе). За что ему большое человеческое спасибо; хотя по большому счёту и абсолютно незаслуженное.

Самое досадное - уходят последние кумиры нашего детства. Ну что, будем привыкать жить без них. Discard the unnecessary, follow the imperative, такие дела.
glaymore: (Default)
Четвёртый день думаю, надо что-то написать, хотя б цитату какую-нибудь удачную ввернуть. И не приходило ничего на ум. Т.е. разное приходило, но всё не то. А вот сегодня наткнулся:

"Здесь были люди: такие умные, что в это невозможно поверить, и такие
тупые, что в это невозможно поверить, такие добрые, что в это невозможно
поверить, и такие подлые, что в это тоже невозможно поверить."


Вот он про этих людей и писал.
Page generated Jul. 25th, 2017 02:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios